главная --> Почеркушки --> "Тайна третьей планеты"

"Тайна третьей планеты"

Действующие лица:
Иван Аркадьевич – учитель географии,
Владимир Вышневский – ученик,
Елена Юрьевна Ионова, его девушка, по совместительству – ученица и староста класса,
Петр Подберезовиков – ученик тоже,
Класс – 33 физиономии,
Другие.
Небольшая школа в селе Грябово Владимирской области. Около трех дня. Пятница. Жара. Урок географии. У доски Владимир Вышневский, допрашивается на предмет знания полезных ископаемых Африки. За столом – Иван Аркадьевич, вдумчиво щелкает ручкой и смотрит в пространство. Глядя на осанистое положение преподавателя и просвещенные лица учеников, можно предположить, что урок близок к завершению.
Иван Аркадьевич: Продолжим…
В. Вышневский: ……
Класс: ……………………,,,,,,########
Иван Аркадьевич: Итак…
В. Вышневский: В Африке есть газы…
Класс: ?????????
Иван Аркадьевич: Что?
Пауза.
Вышневский: Газы…
Иван Аркадьевич: Газы?
В. Вышневский: Нет, что ли?
Иван Аркадьевич: Это я у вас спрашиваю, есть или нет. Я-то, слава Богу, это все давно знаю, слава Богу. Да, Елена. Вы что-то хотели?
Елена Юрьевна Ионова: Я хотела бы добавить вот про Африку, там, в общем…
Иван Аркадьевич: Елена, сядьте. Еще успеете.
Елена Юрьевна: Но ведь это же учебный процесс!
Иван Аркадьевич: Ну, да. Учебный. Продолжайте, Владимир.
В. Вышневский: Короче, в Африке много полезных ископаемых.
Иван Аркадьевич: Это мы в курсе уже. Дальше.
В. Вышневский: Африка вообще считается местом, где всего много.
Пауза.
Класс: !!!
В. Вышневский: И газов тоже….
Класс: !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Пауза.
Иван Аркадьевич: Вы что-то хотите, Ионова?
Елена Юрьевна Ионова: Я просто хотела сказать об Африке. Там в Африке, короче, много нефти, и…
Иван Аркадьевич: Ионова, ваши отважные попытки помочь однокласснику не приветствуются. Пожалуйста, сядьте и помолчите спокойно.
Пауза.
В. Вышневский: Да, и нефти… Африка вообще такая страна….
Иван Аркадьевич: Африка – это регион. Африка.
В. Вышневский: Ну, в смысле регион, да. Можно даже сказать, что целая планета.
Класс: ?!
Иван Аркадьевич: В каком смысле???
В. Вышневский: Ну, как вам сказать, вот, например, здесь у нас, нет же обезьян каких-нибудь, по дороге крокодилы ведь не бегают, только Семеныч почту разносит. А у них там, прикиньте, нет Семеныча, зато много живности разной и папуасы с наколками….
Иван Аркадьевич: Ах, ну в этом смысле. Ну, так каждая страна на другую не похожа.
В. Вышневский: Но ведь не каждая же так сильно от другой отличается. Вот, например, в прошлом году ездил я к дяде в город. А там в это время школьники из Англии по обмену находились, и они на нас так похожи. Улыбаются, все чего-то говорят, но только что говорят – не фига не ясно, если специально не прислушиваться…
Иван Аркадьевич: Ну, это давай мы не будем сейчас слушать про твои увлекательные экскурсии прошлым летом. Мы здесь собрались совсем по другому поводу.
В. Вышневский: Нет, это я просто говорю, что, скажем – я вот и папуас, если нас вместе поставить – это же два разных человека получаемся, а я и американец – если рот открывать не будем – и не скажет никто, что я не оттуда приехал.
Петр Подберезовиков: Ты б себя еще с китайцем сравнил.
В. Вышневский: А ты вообще молчи.
Елена Юрьевна Ионова: Ну, что вы прямо, хватит уже…
Иван Аркадьевич: Так, может, давайте вы не будете здесь балаган устраивать, на уроке. Может все-таки будем по существу говорить. То, что вы, Вышневский и папуас – люди разные – это мы поняли уже. Теперь было бы неплохо узнать, что же у них там, у папуасов, под землей делается.
В.Вышневский (многозначительно): Нефть у них там. А еще знаете, в Африке столько тайн! Это как в «Матрице» - смотрели? Так вот, когда человек там оказывается, он думает, что в другое измерение попал.
Иван Аркадьевич: Каких тайн?
В. Вышневский (загадочно): Разных.
Класс: !
П. Подберезовиков: Ты что ль там был? Тоже Сенкевич и Джонатан Свифт в одном флаконе нашелся.
В. Вышневский: Слышь, ты…, Достоевский….
Иван Аркадьевич: Можете, мне выйти, а? Я что, у вас ничего не значу, что в моем присутствии можно не стесняться как угодно? Вы бы так у доски не стеснялись, а то вас вызвать – жалкое зрелище, все как из Африки приехали, простите за каламбур. Еще раз хотя бы один рот откроет – вылетит из класса в один момент, ясно? Вы что-то опять хотите, Ионова? Надеюсь, погодите нас пока осчастливливать знаниями о природе Африки? Тут у нас сегодня другие звезды зажигают.
Елена Юрьевна Ионова: У меня сообщение есть. Дадите в конце урока полминутки?
Иван Аркадьевич: Да погодите вы с сообщениями со своими! Что вы как маленькая все равно. Сделаете вы свое сообщение, никуда оно не денется. Здесь бы нам с Африкой разобраться. А то – получается прямо какая-то тайна.
П. Подберезовиков: Третьей планеты…
В. Вышневский: Планеты обезьян….
Елена Юрьевна Ионова: «Матрица» отдыхает.
Иван Аркадьевич: Та-а-ак… ясно все мне с вами. Отвечать-то будем? Или мы не будем отвечать, а?
В. Вышневский: Будем.
Иван Аркадьевич: Ну, так отвечайте. Или садитесь с двойкой.
В.Вышневский: Извините… можно буквально еще один вопрос спросить…
Иван Аркадьевич: Может, лучше по поводу запасов?
В. Вышневский: Я быстро. А вот что вы думаете по поводу «Матрицы»?
Иван Аркадьевич: Какой матрицы?
В. Вишневский: Ну, фильма… у нас в клубе шел… недавно, а?
П. Подберезовиков: Ну, начинается…
Пауза.
Иван Аркадьевич: Ну, что вы хулиганите здесь на уроке, что вы все в балаган превращаете?! Ионова тут с сообщениями, вы с «Матрицей», Подберезовиков вон тоже все никак не успокоится, весело ему. Чего веселимся, Подберезовиков? Над собой веселимся? Сейчас как к доске вызову, ведь неизвестно еще, кому смешнее станет в результате. Что вы как детский сад, ей-богу, все? Двойку что ли мне вам поставить всем? Я это могу. Это не вопрос. Знания-то когда будут, учиться-то станете когда? Вы здесь для чего находитесь, для чего, спрашиваю, ходите сюда? Просто чтобы время тянуть и штаны просиживать? Лбы все здоровенные выросли, надо же туда ну хоть что-то усваивать! Вместо того чтобы фильмы смотреть, лучше бы учились! Не смотрел я вашу «Матрицу» и смотреть не буду, что мне с нее. Я лучше кино нормальное посмотрю, достойное, наше. Не люблю я эту зарубежную муть. Ну, вот что там интересного, в «Матрице» в этой вашей? Ну что, мне просто интересно!
В. Вышневский: А вот посмотрите, просыпаетесь вы, короче, утром, и вдруг вам передают информацию, что весь мир наш, ну, оказывается нереальным. А сидите вы на самом деле в колбе, и компьютеры доят из вас энергию. И есть еще там такая крутая группа сопротивления, они, в общем, против этих машин, короче, все. Но чтобы вам, короче, к ним присоединиться, вам нужно забыть тот мир, в котором вы росли, вообще отойти от той жизни вашей, что была и, короче, вообще, поменять все…
Иван Аркадьевич: Ну и что здесь интересного, вы б лучше Братьев, там, Стругацких каких-нибудь почитали – вот вам и «Матрица».
В. Вышневский: Так дело ведь не в этом. Это ведь все нереально сложно, послать все, что было, квартиру, дом, родственников и уехать куда-то в сопротивление. Не, ну прикиньте все?
Елена Юрьевна Ионова: И девушка та, ну, «Троица» по фильму, ей предрекли, что она полюбит человека, и она его ждала! Прикиньте все! И ее поцелуй его оживил!
П. Подберезовиков: А еще там был такой злодей, по типу, предатель, по типу, так он их всех заложил, и главного там хорошего захватили, и этот Нео…
Елена Юрьевна Ионова: С возлюбленной со своей, между прочим…
В. Вышневский: Как пошел он их, короче, мочить всех на фиг, блин! И был там такой крутой махач, и у него пистолет выбивают, а он из миномета их: «Ха Дыджь»!
Елена Юрьевна Ионова и П. Подберезовиков: «Ха дыджь», «Ха Дыджь»!!
Весь класс: «Ха дыджь, дыджь, дыджь»!!!
В. Вышневский: И в конце, прикиньте, убивают его, и она его, значит, целует, и ОН ВОСКРЕСАЕТ!!! И начинает махаться с главным злодеем, и…
Весь класс: «Ха Дыджь»!, «Ха дыджь»!, «Ха дыджь, дыджь, дыджь»!!!!
Елена Юрьевна Ионова: ПОБЕЖДАЕТ!!!
Класс: !!!!!!!!!!!!!!!!
Всеобщее ликование. Звонок.
Иван Аркадьевич: Вот бы вы, Вышневский, так бы мне о газах…, тьфу, о гадах…. Елки! Об Африке рассказывали бы с таким блеском в глазах, цены бы не было! А так… неграмотность свою безобразную демонстрируете! Что мне с вами делать? Весь класс своим поведением дезориентируете…
Елена Юрьевна Ионова: И по всему получается, что это очень нереально здоровский фильм. Добрый, и о любви. И вы здесь не правы, вот.
Иван Аркадьевич: Ладно, Вышневский, идите, следующий раз не ответите – просто сразу двойку получите, вот без вопросов просто.
В. Вышневский: Иван Аркадьич, все будет в норме, не волнуйтесь. Все будет путем, обещаю, реально.
П. Подберезовиков: Если «Матрица-2» не выйдет к тому времени.
В. Вышневский: А пошел ты на фиг.
П. Подберезовиков: Иди сам туда же.
В. Вышневский: Сейчас я…
Иван Аркадьевич: Вы что у себя дома что ли, все? Распустились до финальной стадии! Последнее хамство тут обнаруживаете! Вот придете домой – можете хоть на потолке танцевать, если культура на нуле совсем. Ионова, давайте свое сообщение, иначе кто-то все-таки дождется двойки сегодня. А то не терпелось вам…
Елена Юрьевна Ионова (всем): Люди, короче, сегодня последний раз «Матрицу» в клубе «катают». Кто вчера не успел, тот сегодня может.
Иван Аркадьевич: Вчера? Вы что ж вчера в кино, что ли ходили?
Класс: ……………….
Все «морозят» и быстро вытекают из класса.
Иван Аркадьевич: Ионова, вы что вчера? В кино были, что ли??? А коллоквиум??????????
Елена Юрьевна Ионова (у порога): Иван Аркадьевич, это, ну, мы вам потом подробнее все объясним, хорошо…
Через три секунды Иван Аркадьевич остается в почтенном одиночестве.
Иван Аркадьевич: Ну вот, надо ж как, а. Что ты будешь делать. Они фильмы смотрят, ничего не зная приходят, а я тогда что здесь делаю? Ради чего я перед ними стараюсь?
Пауза.
Иван Аркадьевич: Доброе кино, видите ли... Лучше бы Африку учили.
Пауза.
В. Вышневский (входя): Иван Аркадьевич, извините, я тут одну вещь забыл под партой, ничего?
Иван Аркадьевич: Бери уже. Постой. Слушай, а там действительно она поцелуем воскресает, ну, этого, героя их?
В. Вышневский: Да. Сходите, Иван Аркадьевич, фильм обалденный! (Уходит).
Иван Аркадьевич: Да уж. Географию учи иди! Двоечник.
Иван Аркадьевич подошел к окну и посмотрел на улицу. Начинался легкий дождик, прибивающий летнюю жару. Он вдруг вспомнил, как приехал сюда первый раз, оформлялся. И не уехал никуда через положенные три года. Из-за нее. А потом – поздно было. И когда-то она, когда ему было ни до чего от боли в правом плече, круглые сутки сидела с ним в больничной палате. И, может, он и выжил лишь потому, что она была рядом.
И он вспомнил, что ее больше нет. И что он уже стар и никуда не уедет, так и будет до конца находиться в этом богом забытом селе. И живет уже долгие годы только из-за этих охламонов. И жизнь у них начинается. А у него – заканчивается.
Иван Аркадьевич открыл окно. Дождь прекратился. Посвежело. Маленькие капли ползли вдоль окна, свертывались в овальные колечки и жемчужными слезками стекали вниз. Иван Аркадьевич шумно вдохнул воздух. Было тихо. И только далеко, все более удаляясь, и становясь почти неслышным, доносился боевой клич всех местных растаманов и просветителей:
«Ха Дыджь», «Ха дыджь», «Ха дыджь, дыджь, дыджь»!!!!
Москва, июль-август 2004г.
 

 

Расскажи друзьям!
(для этого нужно нажать иконку соответствующую вашей соц.сети/блогосистемы)

 

 

 
на главную
© 2008, ЭлБ